Юнгер и Кафка

Читаю «Гелиополь» Эрнста Юнгера.
И закралось у меня подозрение, что где-то что-то подобное я видел.

Помимо гениально выверенной дозировки информации о которой я писал тут, Юнгер еще и активно использует образы и наработки Ф. Кафки. А натолкнул меня на подобную мысль вот этот абзац:

Таких людей можно встретить в министерствах, банках, в промышленных и деловых кругах. Но и там они не сидят на виду, а действуют скорее за дверями кабинетов, скрытых от глаз посетителей. Мы долго блуждаем по коридорам, когда приходим туда по делам, с каждым шагом все больше увязая в хитросплетениях бумажной волокиты, пока кто-нибудь из клерков не приведет вас наконец в тихую келью такого тайного кардинала. Вот тут и прольется свет на ваше дело, в двух-трех фразах прояснится самое главное и будет поставлена заветная подпись. Случается, конечно, встретить их и в ночных заведениях и барах — но тут уже в качестве знатного гостя.

Очевидна отсылка к «Процессу» Кафки. Вообще вся глава «Рассказ Ортнера» есть не что иное как парафраз кафкианский мутаций.
Но возникает вопрос, что общего у теоретика немецкого национал-социализма и чахоточного пражского еврейского адвоката? К тому же Юнгер начал активно писать в 1922 году, а Кафка в это время уже умирал. Гугл обычно очень хорошо помогает в таких случаях и я нашел то, что искал уже на первой странице поиска.
Kafka and Jünger: Symbols and Inter-textual Connection. Написана работа Фрэнком Стрейхером. Он сравнивает кусочек из «Das abenteuerliche Herz. Figuren und Capricios» Юнгера и «Sämtliche Erzählungen» Кафки. Можно соглашаться или нет с выводами Стрейхера, но достойны внимания предположения, что авторы писавшие в одном территориальном и языковом ареале вполне могут совпадать, даже не смотря на столь разные политические и временные среды.
Я не уверен, что Юнгер читал Кафку, хотя буду приятно удивлен, если узнаю об обратном. Поэтому я пока не могу найти в литературе похожие случаи, когда два человека из паралельных миров пишут в одной стилистике и в одном символизме.

Пока, что я знаю только примеры, когда очевидно влияние одного автора на другого, потому что последний прочитал первого.
Например, «Жестяной барабан» Грасса повлиял на «Осиную фабрику» Бэнкса, «Грузовики Вольво» Лу и «Жутко громко и запредельно близко» Фоера.