смысл ритуальных действий

Периодически возникают разговоры о бессмысленности соблюдения традиций и молитвах в том виде в каком они есть на сегодняшний день. Возможно и правы те люди, кто утверждают, что это не правильно, что отношения со Всевышним регламентируют люди, что большинство законов установленно мудрецами, а они в свою очередь тоже люди «со своими тараканами». У меня не было достаточно умного и обоснованого ответа на все эти высказывания. И вот в один прекрасный шабатний вечер, я вдруг вспомнил про замечательного латвийского писателя-фантаста Владимира Михайлова. Прочитал я его еще в школе, но кое-что таки отложилось в голове. Это серия книг про Капитана Ульдемира. Но меня в данном случае интересует только первая «Сторож брату своему»

Итак, я предоставляю вам прочитать полностью эту книгу, здесь приведу лишь выдержки, достойные внимания на мой взгляд.

Постояли молча. Пришел час смотреть на солнце, сняли с телеги ящик,
полчаса посмотрели. Потом разошлись по обе стороны дороги и стали
устраиваться на ночлег.

Смотреть на солнце полагалось всегда — дома ли, в дороге ли. Зимой и
летом. Мужчинам и женщинам. Только детям не надо было, и старикам тоже.

Осаждающие собрались на поляне — в том ее месте, откуда и в самом деле
можно было увидеть солнце, там его не заслоняли вершины деревьев.
Установили треногу, вроде штатива. На ней укрепили плоский ящик. Одну
такую штуку, вспомнил Уве-Йорген, экипаж уже захватил в качестве трофея.
Теперь можно будет понять, для чего она служит. Люди расположились перед
ящиком — с той стороны, где было стекло, один из них возился, тщательно
ориентируя ящик, прицеливаясь им — задней его стенкой — на солнце. Наконец
он закончил и отошел к остальным. Все пристально смотрели на прозрачную
стенку. Лица их были серьезными. Потом тот, кто возился с ящиком, коротко
крикнул, словно скомандовал. Люди чуть пригнулись, прямо-таки впились
глазами в экран — иначе не назвать было это матовое стекло. Лица их были
ясно различимы, и Рыцарь с удивлением заметил, как менялось их выражение —
теперь оно говорило о глубокой сосредоточенности, напряжении, предельном
напряжении; несколько минут они сидели неподвижно — и на лицах стала
проступать усталость, как если бы они занимались тяжелейшей работой…
Ящик, как показалось пилоту, чуть заметно вибрировал — или это воздух
колебался с тыльной его стороны, во всяком случае, было в этом что-то
ненормальное. «Что бы все это могло означать?» — подумал Уве-Йорген, без
особого, впрочем, интереса, потому что к бою все это не имело отношения.
Или все-таки имело? И вдруг его осенило: да ведь они просто-напросто
молятся! Солнцепоклонники — вот кто они! Молятся и наверняка испрашивают
себе победы. «Ну-ну, — подумал Рыцарь иронически, — давайте, давайте.
Посмотрим, чей бог сильнее…»
Но вот сеанс закончился — и смотревшие обмякли, словно из них выпустили
воздух. «После такой молитвы стрелять они будут скверно, — подумал
Уве-Йорген. — Хотя — они и так не старались попасть, а шальная пуля может
прилететь всегда…»

Контакт с сопространством; конечно, для времени Кристиансена уже сама
такая мысль была великолепной. Но если даже предположить, что таким
способом ему удалось бы добиться чего-либо подобного… каким был бы
результат? Ведь и он, Шувалов, пришел к выводу об использовании
сопространства, когда возможность проникновения в него стала фактом: в
сопространство надо сбрасывать излишки энергии, туда можно буквально
перекачать опасную звезду и таким образом избавиться от нее. Допустим,
Кристиансен мог добиться того же; но ведь это никоим образом не дало бы
ему возможности плавно регулировать процессы, происходящие в звезде. Он
мог бы только совершенно уничтожить ее — так же, как может это Шувалов.
Способ, надо сказать без ложной скромности, удобный, не приносящий никому
вреда: сопространство, судя по известным на сегодня данным, моложе нашего,
оно, как и наше, заполнено в основном водородом, плотность которого,
правда, несколько больше, так что в моменты сопространственного перехода
корабля «Зонд» какая-то часть водорода оттуда переходила в наше
пространство, а не наоборот. В небесных телах там сконцентрировано
значительно меньше вещества, чем у нас, в сопространстве мало звезд, пока
— мало, и мы, перебрасывая туда свои закапризничавшие светила, не
причиняем никому ни малейших неудобств. Разве что атомам водорода…
И снова Шувалов запнулся.
Водород, водород…
Отчего происходят вспышки Сверхновых первого типа? Того, к которому
отнесли бы и Даль, если бы ей позволили вспыхнуть: старых звезд с массой
несколько больше солнечной.
По существующим представлениям, вспышка их происходит из-за
стремительного падения вещества звезды к ее центру. Оно происходит потому,
что выгорает водород — основное звездное топливо.
Но если…
Если бы была возможность, по мере выгорания, пополнять количество этого
топлива…
То взрыва бы не произошло?
И поскольку при контакте с сопространством происходит перемещение
водорода оттуда, а не туда…
И если место этого контакта находится не вне звезды, а в ее пределах…
То взрыва не произойдет!
Не об этом ли думал Кристиансен?
Итак, источник энергии находится где-нибудь в другом месте. Допустим, в
доме Хранителей. Или недалеко от их силовой станции. Скорее всего, так.
Там же имеется какое-то приемное устройство, собирающее,
концентрирующее слабые психоволны, посылаемые такими вот ящиками, которым
все люди планеты Даль-2 ежедневно, в определенный час, отдают свою
энергию. Этими волнами модулируется направленный на звезду луч.
Вот и весь секрет!
Нет, не весь. Тут есть и еще одно обстоятельство.
Отдавая свою энергию, люди должны четко сознавать, что и зачем делают.
Это ведь энергия мысли, и частота и мощность, излучаемая каждым человеком,
зависит от предмета мысли и от важности этой мысли и ее результата.
Люди должны знать…
Если они не знают — все рассуждение Шувалова ошибочно.
А вот если знают…
Если знают!Он подбежал к своим спутникам; они как раз кончили глядеть в экран и
теперь, переводя дыхание и вытирая пот, разбирали установку.
— Скажите… что вы только что делали?
Один из стражей удивленно покосился на него.
— Смотрели на солнце, конечно; что же еще?
— Зачем?
— Так нужно. Все так делают.
— Но зачем? Зачем?
Страж пожал плечами. Ответил другой:
— Смотреть надо, чтобы с солнцем никогда ничего не случилось. Никакой
беды.
— И давно вы так делаете?
— Так делалось всегда.
Шувалов закрыл глаза. Мысли роились в голове.
«Значит, об этом говорил Хранитель?
Несомненно, они воздействуют на светило и таким образом держат его в
повиновении.
Но в таком случае… опасности нет!
В таком случае, звезда может существовать еще тысячи… миллионы лет и
не причинит никому ни малейшего вреда!
Она будет существовать до тех пор, пока на планете живут люди, и пока
они смотрят на нее — каждый день, все разом, в определенный час,
определенным образом. И пока на планете есть электростанция.

Надеюсь, моя идея уже понятна. В этих отрывках как мне видится просто объяснена необходимость неких духовных действий, смысл и предназначение которых мы возможно не совсем понимаем, но их необходимость очевидна.
В чем же сходство «смотрения на солнце» и ежедневной молитвы?
1. Некая группа людей давным давно определила необходимость этого действия для человечества в целом и для каждого человека в отдельности
2. Мало кто толком сможет сейчас объяснить зачем это надо, кроме как «- Так делалось всегда.»
3. Всегда есть люди, которые думают, что в том что они делают есть смысл, но так как никто не может им рассказать этот смысл, то они чуствуют себя плохо с этим «бессмысленным» действием.

В разговорах, я пришел к выводу что есть люди двух категорий:
— тем кому достаточно принять, что «Так надо»
— тем кому необходимо логическое объяснение их действий.
Мне трудно сказать, кто из них прав, потому что как мы видим таки нужно понимать, или стремиться к пониманию того, зачем мы это делаем. В с другой стороны:Исход 19:8 И ОТВЕТИЛ ВЕСЬ НАРОД ВМЕСТЕ, И СКАЗАЛИ: «ВСЕ, ЧТО СКАЗАЛ БОГ, СДЕЛАЕМ!»

Я слоняюсь больше к первой группе. Но в наш век прогресса и катаклизмов, вторая группа многочисленней. Возникает вопрос.