Школа учит вести себя хорошо

В последнее время довольно много размышляю на тему школы и образования вообще. Предпосылок тому было довольно много в последнее время. Начтался, наслушался довольно-таки полярных мнений по поводу того как должен быть организован учебный процес в школе.

На мероприятии, посвященному 1ому сентября, завуч пожелал детям вести себя хорошо в школе, потому что это «залог успеха». В книге про зайку Юсся тоже говорится о том, что в школе «учат вести себя хорошо».

С другой стороны Дима Зицер пишет о 1ом сентября как о похоронах. Опять же картинка для иллюстрации поста говорит о многом (взято тут, там еще много чего хорошего).

Вот я и решил поразмышлять о том, как НАДО учить детей. Буду, пожалуй, говорить о позитивных моментах в образовании.

Начну с себя. Я никогда не был отличником, даже хорошистом почти не был. Перебивался с тройки на четверку. Я учился в обычной советской школе города Даугавпилса. Даже в двух обычных школах. Сначала я учился в школе №5. Школа была замечательная по многим критериям. Во первых, там учился мой папа и моя тетя, а посему меня там знали и это иногда было даже выгодно.

Учительница пения говаривала: «Миша, я знаю твоего папу и твою бабушку, как людей с хорошим слухом. Но ты никогда не пой, это будет хорошо и для тебя и для окружающих.»  Я начал петь после 20ти. Обычно я заранее закрываю все двери в комнате, чтобы люди не могли так просто выбраться и пою. Особенно хорошо у меня получается песня «У кошки четыре ноги…».

Учительница по английскому говаривала «Миша, я знаю твоего папу и училась в одном классе с твоей тетей. Ты ответил на 4, но можешь на 5, поэтому ставлю тебе 3». Из-за нее я теперь знаю английский.

В третьем классе на уроке политинформации классная рассказывала о том, что Советский Союз должен создавать буферную зону вокруг своих границ. Именно поэтому так важно присутствие наших войск в Афганистане. А еще эти страны могут стать социалистическими под чутким руководсвом СССР. Я тогда поднял руку и спросил, что если эти страны станут социалистическими, то потом надо будет создавать буфер и вокруг этих стран и так мы в конце концов сделаем весь мир социалистическим. Мне было почему-то очень жаль те страны, которые станут социалистическими. Учительница была замечательная, она сказала моим родителям, чтобы я  больше никому такого не говорил.

В классе 9ом, нашу школу закрыли на ремонт, а нас раскидали по всему городу в другие школы. По этой причине мне в лицо стали часто прилетать чужие ноги. А когда лицу это надоело, меня перевели в школу №3. Там меня встретила строгая учительница Ванда Яновна (да упокоится ее душа с миром), которая меня сразу предупредила, что если со мной будут проблемы, то я пойду в другую школу. Именно тогда я решил измениться и начать новую жизнь. Мне удалось. Тем более, что колектив подобрался весьма и весьма солидный. Процент сидевших после школы был нитожен, не в пример моему бывшему классу.

Учитель биологии рассказывал о трех основных теориях сотворения мира. Я был согласен на 2 из них и на этом строилось половина дискуссий.

Мы пьянствовали Баварией 9-6 в соседнем кафе и приходили на урок истории, который вела только пару лет после института учительница. Садились на первую парту перед учительницей и бурно обсуждали нюансы исторических процессов.

Учительница литературы любила говаривать: «Тяжело в учении, легко в крематории».

А в 11ом классе я вдруг понял, что мне надоело учиться в школе и хочется побыстрее от нее избавиться.

Для этого мне надо было:

  • подтянуться хотя бы 5 раз. Учитывая, что я никогда раньше не подтягивался и одного раза, я за год умудрился таки подтянуться 5 раз.
  • сдать латышский за 12тый класс. В связи с этим приключилась история, которую мне до сих пор вспоминают одноклассники.

Был уже конец мая, я в расслабленном состоянии и в предвкушении финальных экзаменов сидел на уроке латышского языка у ранее упоманутой Ванды Яновны. И вот в этот самый момент, учительница просматривает журнал и говорит:

«Бешкин, а у тебя тут оценок не хватает. Можешь сейчас нам что-то рассказать, чтобы было достаточно?»

Я сказал, что могу рассказать про трагедию Яниса Райниса «Jāzēps un viņa brāļi» («Йосеф и его братья» по-нашему). Надо сказать, что у Ванды Яновны была одна привычка, о которой все знали, но мало кто пользовался. Если стоя рядом с нею, ты что-то постоянно говоришь по-латышски и не спотыкаешься, то она не будет прислушиваться. Вот так и получилось, что я начал довольно-таки бодро, но после первого предложения осознал, что больше ничего толком не могу рассказать. Надо было как-то продолжать и я снова повторил первое предложение, только переставил несколько слов местами. И так продолжалось еще минуты 2-3. После чего учительница остановила меня и сказала всему классу: «Вот учитесь как надо рассказывать!». Это был момент моего триумфа и позора одновременно.

Недавно мой сын спросил меня, какие предметы были у меня любимыми в школе. Я не нашелся что ответить. Школа не учила меня свободно мыслить, не учила каким-то специальным навыкам (ну может быть только сколачивание почтовых ящиков — на этом я даже чутка подзаработал). Иногда было скучно, иногда интересно, часто страшно и периодически угарно.

Генис написал какую-то чернуху про школу «Первое сентября«. А я вот задался вопросом: «Как так получилось, что после такой школы, я вырос в нормального самостоятельно-думающего человека?!» Или я все еще раб навязанного мне мышления и мне надо всенепременно сбросить налипшую общественную шулуху?