речь не мальчика, но мужа

Натанч вступил в сложный переходный возраст кризиса 7-летнего.
Для нас, как родителей, это весьма сложный период. Жена почитывает про этот период в Интернете и слушает семейные легенды — от этого ей становится легче, потому что «так у всех бывает» и «когда-то оно пройдет».
Симптомы те же, что и у пубертатного кризиса, если убрать проблемы физического характера. Сейчас только молочные зубы вываливаются.
Но вместе с проблемным поведением бывают вещи, которые с лихвой перекрывают все сложности. Натанч умудряется так приятно удивить, что все остальные его заскоки просто испаряются.

Пару недель назад он меня спросил, почему ему не дают котлеты в саду, а он очень хочет. Я ответил, что я попросил воспитателей не давать ему мясные продукты, потому что они не кошерные (вроде бы они прислушиваются и за это им мое огромное спасибо). На это мой сын удивленно спрашивает «а чего это ты мне раньше не сказал, что в саду мясо не кошерное?». Тут я не нашелся чего сказать, потому что искренне полагал, что рановато его нагружать такой информацией. Ну я уже привык к тому, что он сам начал в магазине спрашивать какие конфеты кошерные, а какие нет. А вот про детсад как-то не думал настраивать его таким образом. Но дома мы ему котлет налепили целую сковороду.
Ну так вот возвращаемся вчера домой и Сарка радостно сообщает нам, что они ели сосиски. Ну мы с женой кисло поулыбались, не акцентируя дальнейшее внимание на этом факте. И тут Натанч рассказывает, что «когда нам дали бутерброды с сосиской, я снял сосиску и положил ее на тарелку и ел только хлеб с маслом».

А еще мы вчера посмотрели кино «Night date«. Там два ребенка — точь в точь наши. Даже младшая дочь ведет себя также.

This entry was originally posted at http://midbar.dreamwidth.org/333409.html. Please comment there using OpenID.