Психология выжившего

Психология выжившего

не так давно узнал про термин — Психология Выжившего.
Немного почитал по теме, немного сам подумал. Вкратце идея состоит в том, что родители переживший некий опыт в детстве сами проецируют на своих детей в таком виде, как они себе представляют результаты этого опыта.

Даже систему какую-то придумал.
Все родители склонны оценивать своих детей через призму собственного жизненного опыта и это вроде бы нормально.
И вот тут-то и скрывается эта самая психология выжившего. В каком бы направлении она не работала, всегда это будет крайняя позиция по данному вопросу. Я бы даже определил два направления — Пофигизм и Гиперопека.
Чтобы не лить лишнюю воду, буду говорить примерами из жизни или как модно говорить — кейс-стадис.

— Я в школу ходил самостоятельно уже в второй половине первого класса. Мы ползали в вентиляционных шахтах Даугавпилсской крепости и вообще шатались где ни попадя.
Поэтому я и настаивал на том, чтобы мой сын тоже имел известную свободу действий как можно раньше. Это пример пофигизма — «ну со мной-то ничего плохого не случилось».
— Латышский мы начали учить во втором классе, английский в пятом. Ну английским я вроде бы владею на довольно-таки хорошем уровне, латышский я освоил пока жил в Риге.
Поэтому никаких дополнительных языковых курсов, пока детям самим не понадобится. Еще один пример пофигизма — «если надо будет, все выучат».
— Первый компьютер у меня появился в начале 90ых. Интернет по модему 14400, а до этого Elite на Spectrum 48K. Не скажу, что был сильно увлечен играми, но пол-ночи в Героев бывало.
Дети играют не мало и поначалу мы потворствовали пассивно. Со временем пришлось немного ограничить с серьезными разговорами. Тут от пофигизма мы перешли в серую зону и стараемся держаться подальше от гиперопеки.

Если вы заметили, то я еще не привел ни одного примера гиперопеки. Пожалуй только в вопросах касающихся соблюдения традиций я близок к гиперопеке, но все еще предоставляю детям некоторую свободу выбора. Но тут они сами иногда более требовательны, чем я и именно поэтому я не ударяюсь в крайности.

Наиболее радикальным для меня проявлением гиперопеки является синдром еврейской мамы. Мне с мамой повезло — у нее все в меру (мама, это комплимент). А вот загнать ребенка в 6 лет на эстонский, английский, верховую езду и вышивание бисером и это помимо детсада и подготовительного класса — это как раз и есть гиперопека как по учебнику.

В свое время была довольно-таки большая проблема с теми, кто пережил войну. Они старались оградить своих детей от любых неприятностей и как правило вырастали такие тепличные, неподготовленные к реальной жизни взрослые люди. А потом у них появлялись дети, которые были предоставлены сами себе — с ключом на шее. Была даже замечательная статья, анализирующая мультфильм Простоквашино (не буду сейчас искать :)). Дядя Федор — это второе послевоенное поколение детей. Его родители не готовы к реальной жизни и их пофигизм в отношении ребенка просто зашкаливает. А вот дети дяди Федора рискуют попасть в гиперопеку, потому что сам дядя Федор натерпелся немало.

Мне для того, чтобы держаться в середине между гиперопекой и пофигизмом достаточно спрашивать себя периодически — «а не еврейская ли я мама?» или «мне пофиг?». Очень отрезвляет.