Про оскорбление кином

Про оскорбление кином

По понятным причинам русскоязычный новостной фон сейчас наполнен шумами про последнего царя. А вот англоязычный местами прибивает про сериал Preacher. И как это ни парадоксально, но оба этих события очень похожи. Но вот реакция все же разная.

Для тех, кто не в курсе, небольшой экскурс в мир Preacher (чутка спойлеров, нервным и впечатлительным не стоит читать).

Вся эта история с Иисусом взорвала христианскую общественность.
Даже сам Сет Роген написал, что не может поверить, что телеканал дал ему возможность показать эту серию.

Недавние события на юге США доказали, что когда доходит до понятий свободы слова, то тут никто не может ничего сделать. Потому что сегодня ты запретишь кому-то что-то говорить, а завтра уже и тебе будут закрывать рот по той же причине. Я еще не до конца понял, насколько это хорошо. Но, как мне кажется, это держит в тонусе все общество и не дает ни единой возможности для введения цензуры.

История про царя и балерину напомнила мне шок одной благопристойной еврейской тетушки, когда она узнала, что в варшавском гетто действовало кабаре и несколько публичных домов. Вот эта вот вера в непогрешимость жертв, возведенных в разряд святых — это вот очень странная тема, как мне кажется. И она мне не понятна по одной простой причине — я себе что-то там придумал про некоего человека и в моем представлении он непогрешим, тогда на каком основании я могу требовать от других такого же пиетета?

Ну и нельзя не процитировать:

«Мы говорили о смехе, — сухо ответил Хорхе. — Комедии создавались язычниками ради понуждения слушателей к смеху, цель весьма предосудительная. Иисус Господь наш никогда не изъяснялся ни комедиями, ни баснями, но единственно — наипрозрачнейшими притчами, где поучал через аллегорию, как обрести себе царствие небесное, да будет так, во веки веков, аминь».
«Хотелось бы понять, — сказал Вильгельм, — почему вы так противитесь предположению, что Иисус, хотя бы изредка, смеялся. Я уверен, что смех наипрекраснейшее средство, подобное ваннам,
для излечения гуморов и телесных недугов, в частности меланхолии».