про детей

Ну то, что в такой семье как наша нормальные дети не могут вырасти — это я уже давно не сомневаюсь. Но они не перестают удивлять. Хотя призрачная надежда на нобелевку в какой-нить прикладной науке все же теплится.

Вчера вечером уже на исходе шабата:
Сарка: Хорошо, что есть люди у которых нету шабата.
Я: почему?
Сарка: Они могут включать свет. А я не люблю шабат.
Давление уже было подскочило, но все разрешилось очень быстро. Это не антирелигиозный протест, а просто лампочка в ночнике перегорела и у них в комнате стало темно вечером. Вкручивание лампочки решило проблемы с будущим шабатом. Давление вернулось в норму.

Чуть позже Натанч:
— А Б-г за нами наблюдает?
Я: Да.
Н.: А он за евреями только наблюдает?
Я: Он за всеми наблюдает, а за евреями в особенности. Поэтому и надо вести себя как можно лучше.
Н.: А почему за евреями в особенности?
Я: Ну Он решил выбрать евреев и особенно тщательно за ними наблюдать.
Н.: А Б-г давно умер?
Ранние позывы к ницшеанству пришлось умерить. Сказал, что Б-г не жил и не умирал, а был и есть всегда.