О роли человека в распределении благ

О роли человека в распределении благ

Не кради.

Исход 20:15

Только недавно я разобрался с сутью самого понятия воровства — человек принимает на себя функцию перераспределения материальных благ в обществе. Когда мы прибегаем к филосовскому описаю, то все не выглядит так уж страшно, правда? Тем более, что мы добровольно предоставляем такое право государству. Так почему же когда государство забирает у нас часть честно заработанных денег и отдает на некие не всегда очевидные и выгодные для нас вещи — это нормально, а когда тем же самым занимается индивидуум — это нас возмущаем и мы требуем наказать его?

Недавно пробегала новость Участники 30-миллионного налогового мошенничества осуждены. Новость по-моему хорошая, а вот коментарии меня озадачили. Суть большинства сводилась к тому, что вот ведь молодец мужик — украл у государства, которое само чистит наши карманы без зазрения совести. Совершенно люмпенская логика, озвученная около века назад — «Грабь награбленное».
Вот я и задумался где проходит грань между честными вором и государством. Мы почему-то симпатизируем Юрию Деточкину и Робину Гуду. Не потому ли, что они «берут у богатых и дают бедным»? (прошу прощения, если кто тут вспомнил старый пошлый анекдот). Государство, пропагандирующее принципы социального равенства, занимается по сути тем же самым. И надо сказать, что далеко не всегда я согласен с тем, как распределяются взятые у меня деньги.

Мне кажется тут есть несколько причин, почему роль распределения материальных благ мы с большим энтузиазмом доверяем государству, нежели частному лицу.

  • Государство обезличено. Это группа чиновников, которые сливаются в единую массу и простым смертным как-бы и нет возможность выделить кого-то конкретного и возложить на него ответственность. Даже если «во всем виноват Ансип» — это не значит, что мы возлагаем личную ответственность на одного конкретного человека. И возможно нам как-то легче смириться с мыслью, что некая бюрократическая машина крутит нашими деньгами.
  • Налоги нематериальны. Мы не видим денег, которые уходят на налоги. Они к нам даже на счет не попадают, а сразу вычитаются. Это гораздо проще воспринимается. Я это знаю по собственному опыту — в прошлой компании, где я работал можно было до 10% от зарплаты перечислять в фонд ESPP. Я этих денег не видел на счету и с этим мне гораздо легче жилось.
  • Доверие. Несмотря на все минусы связанные с государственной машиной, есть все-таки доверие, что взятые у нас деньги поступят по назначению. Относительно работающие механизмы контроля усиливают это чувство. В случае с частными распредилителем (назовем его так), есть постоянное подозрение в личной заинтересованности. Да и в конце концов, мы сами доверили функцию распределения государству, а частник сам взял на себя повышенные обязательства сделать общество социально равным.

Наверняка есть еще причины, но это уже не существенно.  Я не идеализирую роль государства, но как говорили наши мудрецы:

Молитесь за благополучие законной власти: если бы не страх перед ней, люди проглотили бы друг друга живьем.

Поучения отцов

Так что я предпочту, чтобы законная власть худо-бедно занималась честным отъемом денег у населения, чем этим будут заниматься частные лица.