О поэтике Торы.

В Шабат читал Толкиена «Беовульф»: чудовища и критики. Толкиен критикует исследователей Беовульфа за то, что они не замечают поэмы, а изучают только как историческое произведение.
Мне очень понравилась приведенная им аллегория:

Всю эту бурную деятельность можно описать с помощью еще одной аллегории. Один человек унаследовал поле, на котором было нагромождение старых камней, остатков древнего строения. Частично эти камни уже использовали для постройки дома, в котором человек жил, недалеко от древнего дома его предков. Он взял часть оставшихся камней и построил башню. Но пришли его друзья и сразу, не потрудившись даже подняться по ступенькам, не замедлили обнаружить, что камень раньше принадлежал более древнему зданию. Поэтому они ценой немалых трудов снесли башню, чтобы заняться поисками скрытой резьбы или надписей, или чтобы узнать, откуда предки человека брали свой строительный материал. Некоторые заподозрили, что в почве скрыты запасы угля, и принялись за раскопки, начисто позабыв про сами камни. Все они говорили: «Какая интересная эта башня». Но добавляли (сравняв ее с землей): «В каком она ужасном состоянии!» И даже потомки того человека, которым, казалось бы, следовало с вниманием отнестись к его занятиям, ворчали: «Вот чудак! Подумать только — построил из этих древних камней какую–то дурацкую башню! Почему ему было не восстановить древний дом? Чувства меры ему не хватало». А с вершины той башни человеку было видно море. [15]

Вот мне и подумалось, а почему мы не видим поэзии Торы? Ведь это таки может быть поэмой. Разве Б-г не способен на поэзию. Ритм, повторения, да мало ли еще подтверждений. Кто учит Тору как руководство к действию, кто-то как исторический документ. Но почему-то мне не встречались мнения, что это может быть поэзия высших сфер. Или я еще просто не встретился с такими мнениями, а они уже давно есть?