О нравственном безсознательном

О нравственном безсознательном

В Бельгии я вдруг понял зачем наше дорогое правительство озаботилось проблемой ограничения свободы пития алкоголя в общественных местах.

Если кто не в курсе нашим местных реалий, то история такова — наше дорогое правительство неожиданно разрешило распитие алкогольных напитков в общественных местах. Это было весьма странное и неожиданное решение, потому что вроде бы никто и не просил. А тут раз и такой подарок с барского плеча.

Оппозиция как и водится сразу же проглотила эту рыбку и начали кричать о том, что правительство спаивает население, а особенно молодежь. Газеты запестрели снимками отдыхающей интеллигенции в районе ж/д вокзала. Как-будто раньше там такого не было, а стало только после вступления в силу данного закона. И как-будто молодежь совсем не пила до июня этого года.
Министр внутренних дел объяснил данный поступок желанием увеличить долю личной свободы и что никакие асоциальные элементы не должны влиять на наше свободолюбие. Оппозиция была обвинена в советских репрессивных методах. Ну вобщем сразу чувствуется — через пол-года выборы.

А вот посмотрел я на то как пристегивают велики в Бельгии и такая тоска меня взяла. Вроде бы и закон есть как у нас, что воровать велики нельзя, а почему-то там как-то само все работает — люди и без закона знают, что воровать велики не хорошо. Здоровое общество само по себе предполагает, что не стоит делать чего-то не хорошего. И тут уж не важно есть закон или нет — это так же естественно, как чистить зубы по утрам. Вот и товарищ Анвельт не прав, когда думает, что у нас уже сформировалось уже здоровое общество и что пора бы дать больше свободы людям. А признаком здорого общества будет тот момент, когда люди будут действовать правильно вне зависимости от того, есть действующие ограничения или нет.

В Пиркей Авот (2:5) есть такая фраза:

И там, где нет людей, старайся быть человеком