О непонятных людях

Долгое время я размышлял над тем, что есть некоторая категория людей, поведение которых мне никак не понять.
Несколько раз порывался написать пост в надежде, что при вербализации моих мыслей я сам дойду до истины или же кто-то из коментирующих подскажет какую-то идею. А тут перечитал фразу о секулярной этике Умберто Эко и вдруг я все для себя понял.

Итак, есть категория людей, поведение которых мне никогда не удавалось постичь — это воры. Но воры не такие, кто крадет ради пропитания, а потому что не хочет заниматься ничем иным и считает свою профессию вполне себе социально обоснованной и приемлемой.
Мне было никак не понять как это можно присвоить вещь, которая принадлежит другому человеку. Хозяин вещи заработал на нее денег, выбирал при покупке и просто так взять и забрать у него эту вещь. Я допускал, что вор может считать, что поступает правильно по каким-то своим причинам. Но вот эти самые причины и не могли прийти мне в голову в качестве обоснования такому поведению.

Мне же не приходит в голову взять плохо привязанную вещь, почему кому-то другому кажется это нормальным?
И тут мне опять попалось на глаза определение Эко секулярной этики и я, кажется, понял что отличает меня от вора — «природный инстинкт, помноженный на зрелость и самоосознание». Т.е. если вор не испытывает угрызений совести, то мы можем сделать вывод, что у него это качество чрезвычайно занижено. А из этого следует, что я и вор находимся на разных ступенях эволюционного развития. Можно даже предположить, что вор не может по-другому и это его естественное поведение — воровать. Но тут я бы остановился, потому что вор все-таки есть человек, а отсутствие свободы выбора у человека я могу оправдать только психиатрической патологией.

В «Джентельменах Удачи» есть сцена, когда Василий Алибабаевич сокрушается, что он все «ворует и ворует».

Это и есть то самое «публичное раскаяние», о котором пишет Эко. Василий Алибабаевич не говорит это себе или своим товарищам, а обращается к обществу в лице представителя власти. Дворник — какой никакой, а государственный работник в то время.

Вообще весь фильм построен на воспитании в ворах этого природного инстинкта, насколько это возможно — это уже отдельная история. В нашем случае мы можем говорить только как об илюстрации к размышлениям.

Но вернемся к нашим ворам. Отсутствие потребности в публичном раскаянии — это еще одна характерная черта человека, легитимизирующего воровство для самого себя. Для него просто нет необходимости в данном акте.

Суммируя все вышесказанное мы можем утверждать, что вор находится на таком уровне эволюционного развития, при котором само понятие собственности не существует, ни частной, ни общественной. Все что может взять вор себе — все берется. А значит и методы перевоспитания и устрашения, действенные для членов современного общества, не адекватны для воров. А вот что может быть адекватным воспитательным методом для людей, отставших от современного общества на пару тысяч лет в своем развитии, не знаю.

Обязательное послесловие.
— У меня уже довольно давно ничего не крали и надеюсь, что еще долгое время эта статистика будет положительной.
— Я имею в виду не только мелких воришек велосипедов или вещей в магазинах, но и тех, кто считает что может положить себе в карман деньги, предназначенные на общественные нужды.
— Можно долго обсуждать что такое кража и можем даже дойти до того, что вором назовем человека, который играет в минера на работе вместо выполнения своих прямых обязаностей или «чуточку скрывает налоги». Я пока говорю о прямом нанесении ущерба имуществу другого человека или общества, путем присвоения этого самого имущества.

И мой вам совет берегите свои вещи и деньги.