новости культуры

Вчера мы случилось неожиданное — мы сходили в театр. Как-то так сложилось, что за последние 10 лет — это первый поход в театр. Не то, чтобы мы совсем уж быдло некультурное, но не получалось. У жены был стойкий стереотип по поводу местного театра, а на заезжие рука не поднималась выложить кучу денег только за известные имена. Я вырос на Даугавпилсском театре, поэтому меня мало чем можно испугать. Хотя надо обязательно уточнить, что театр в Даугавпилсе я всегда ценил довольно высоко — прощал откровенные провалы и ценил достижения. Но сейчас разговор не о Даугавпилсе, а о Таллинне.

Подарили нам приглашение на спектакль «Собачье сердце«. Ну раз подарили — надо бы уже и сходить. Дело в том, что я как и многие адепты игры Евстигнеева в киношной версии книги, всегда сравнивал все постановки с фильмом. Поэтому шли мы на спектакль с очень сильной долей сарказма и предрассудков. Уже в фойе театра, я понял, что совершил серьезную ошибку, надев свои самые парадные штаны. Мог спокойно идти в джинсах. Вот что значит быть далеким от очага культуры на такой долгий период времени. С лицом мы тоже прогадали — все люди были с настолько одухотворенными лицами, что мы сразу стали выделяться из толпы. Мы такие лица в последний раз в Tate Modern наблюдали. Ну невозможно воспринимать современное искусство без доли стёба, не-воз-мож-но! Чё-то я отвлекаюсь постоянно, видимо эмоции.

Декорации — это одна из самых интересных находок всего спектакля. Все конструкции сварены из железных труб, что должно намекнуть зрителю на стиль театра Мейерхольда — стены зритель должен додумать сам. Ну т.е. для человека «знающего» все это не представляет сложности, а вот мне интересно как к этому отнеслись другие зрители. Декорации использовались по полной программе. Не было ни одного предмета на сцене, который бы не был использован хотя бы один раз за время представления. Машинерия тоже была в наличии, но не доминировала, а была в качестве важного вспомогательного элемента. Особых инновационных находок замечено не было, но все что было использовано, все было к месту и времени. Один только момент меня смутил — яркое солнце вырастающее на груди профессора Преображенского во время операции. Яркий фонарь на движущейся платформе был намного более к месту. Фонарь слепил зрителей и это действительно было интересным решением.

Что я хочел еще сказать про декорации, то к концу первого акта я понял в чем принципиальное отличие данной постановки и фильма. В фильме большая часть действия происходит в уютной атмосфере профессорской квартиры. Мещанский дух и обстановка призваны были противопоставляться кожанно-холщевому строю, который грязными кирзовыми сопогами безпардонно входил в этот старый уютный мир. Вчерашний спектакль помещает тех же персонажей в холодную железную рамку лестничной клетки. В Риге еще сохранились старые лифты в домах довоенной постройки. Там надо самому закрывать дверь в железно-решетчатый подъемник. Ну так вот все персонажи постановке в версии Русского театра живут в таком вот лифте. Попытки создать некое подобие мещанского уюта с салфеточками на связках книг выглядят еще более жалко и этот элемент обостряет конфликт еще больше.

И именно в таких условиях профессор Преображенский в театральной версии выглядит совсем по-другому, чем в фильме. Оно и понятно.  Театральный Преображенский именно такой как он должен быть в таких условиях — нервный, дерганный и немного сумасшедший.  И Швондер сознательно противоположен Карцевскому — большой, толстый и в шинели.

Эмоций было много от вчерашнего вечера. И самое большое — удивление. Да, мы удивились, что труппе удалось поставить такой сложный материал, да еще и для публики с опытом просмотра одноименного фильма. Уже на выходе я слышал от многих, что были приятно удивлены такой интересной постановкой. Вчера Русскому Театру города Таллинна удалось убить сразу двух зайцев — поставить сложную пьесу очень хорошо и убедить нас, что на спектакли местной труппы можно и нужно ходить.