Может ли синагога зарабатывать деньги?

Может ли синагога зарабатывать деньги?

Как обычно информационное поле с разных сторон прибило проблему финансовой состоятельности общественных организаций. Ну так вот на вопрос, может ли общественная структура самостоятельно зарабатывать деньги? У меня есть простой ответ: не просто может, а обязана. Именно зарабатывать, т.е. иметь постоянный гарантированный доход от финансовой деятельности.

Знающие люди сообщили мне, что до войны таллиннская еврейская община владела жилым домом, в котором сдавали квартиры и на этот доход собственно содержали синагогу. Еврейская школа содержалась за счет того, что половина школы сдавалась в аренду русской школе. Были даже разные входы в здание. Ливерпульская синагога сейчас активно практикует сдачу помещений для Хупы (еврейской свадьбы), потому что это весьма модная тема в тех краях — устроить свадьбу в помещении одной из самых красивых синагог Великобритании. Даугавпилсская община вполне в состоянии себя обеспечить за счет денег от аренды возвращенных зданий. Деньги не большие, но на тамошнюю общину вполне хватает.
Я могу еще много примеров привести, когда успешное хозяйствование гарантирует финансовое процветание общинному центру. Понятно, что способов заработать у разных организаций разный набор. Кому-то больше повезло, кому-то меньше. Кто-то справляется за счет членских взносов и большой общины, как это принято обычно на Западе. Там суммы взносов довольно-таки существенные и их хватает как на содержание синагоги, так и на зарплаты тем, кто работает за зарплату. А можно развивать какие-то инновационные инструменты, которые могли бы пригодиться другим и за это получать свою долю прибыли. Лондонский еврейский общинный центр проводит кучу мероприятий с недешевым таким входным билетом, но неизменно привлекаются огромное количество участников, как например GefilteFest.

После шахриса в шабат в синагоге Малаги, мне посетовали, что вот у нас-то нет таких крутых спонсоров, как в России или Украине. Это они, наверное, смотрят как дела делаются в соседних городах, где преобладает русское туристическое население. Но по факту — такое положение не должно быть правильным. Большие халявные деньги приводят к тому, что любые проекты напрямую зависят даже не от желаний людей работать над ними, а исключительно от финансовых поступлений. Любое изменение финансового потока приводят к отмене планов и проектов. Именно поэтому я считаю принципиально важным финансовую независимость общественных организаций. Да и донорство неизбежно может привести к диктату со стороны источников финансовых поступлений.

Думаю, что о прозрачности движения финансов не стоит даже упоминать — это как-бы само собой размеющееся правило, почему-то не для всех настолько очевидно. А жаль. Деньги-то общинные и распределяться должны в соответствии с интересами общины. В целом система квартирных товариществ показывает себя довольно успешно функционирующей, по такой же логике должна работать и общественная организация.

Тема Social entrepreneurship (социальное предпринимательство) начало доходить до наших краев относительно недавно и мне кажется именно из-за молодости явления, отношение к нему настороженное и местами даже враждебное. Допускаю также, что традиционное христианское «Богу-богово, Цезарю-цезарево» имеет тут не последнее значение. Мол есть бизнес (в котором, «как всем известно все наворовали») и есть святое, к чему бизнес никак не прилепляется. Так что вообще спокойно можно забить болт на эти условности и сделать так, чтобы общественная организация была способна сама себя содержать, без периодических финансовых вливаний из непостоянных источников.