Лучший способ борьбы с демократией - это волеизъявление народа.

Лучший способ борьбы с демократией — это волеизъявление народа.

В долгие выходные много читал и так уж получилось, что втянулся со второго раза в «Пражское кладбище» Умберто Эко. Собственно цитата в заголовке — оттуда же.
А еще в почтовый ящик прибило газету «Зеленая столица». Многие уже знают, как я трепетно отношусь к этому виду творчества.
К сожалению или к счастью, но халява на сайте прикрылась и теперь нельзя почитать свежие выпуски самой правдивой газеты на свете в формате ПДФ. Искренне надеюсь, что это случилось не после моего прошлого опуса УДИВИТЕЛЬНЫЕ НОВОСТИ В ЖИЗНИ СТОЛИЦЫ. А то как-то даже неудобно — получается лишил массу народа сакрального источника Правды.
И все так удачно перемешалось в моей голове, что я прямо вижу как в безлунную ночь с пятницы на субботу собираются реформисты, ирловцы и соцдемы на Рахумяе (для неместных — там еврейское кладбище находится) и обсуждают как бы это при помощи прививок, гомосексуализма и мусора еще больше насолить Таллинну.
И я уж совсем запутался — это Борис Тух списывает у Эко, или великий мастер опустился до перепечатывания содержания «Зеленой Столицы».
Ну и чтобы не быть голословным, пару картинок.

Мне уже даже интересно, сколько это будет продолжаться и до какого уровня может дойти. Помятуя предыдущий опыт — дойти еще можно довольно-таки далеко, но что удивительно — раньше тАААкого не было.

Да и еще один момент из наблюдений за развитием этих изданий «Столица» и «Зеленая столица». Я уже кажется задавал такой вопрос, но не получил вразумительного ответа. А почему эстонская версия этой газеты не содержит такого рода статей? Там все больше про природу, культуру, городские новости и прочее. Есть конечно же и пару-тройку статей обличающих оппозиционные партии, но все в рамках приличия. А вот товарищ Тух почему-то позволяет себе оскорблять всех полицейских, обвиняя в недалеком уме.
2014-10-12 08.58.45

Я мог бы еще много разглагольствовать, но смысла особо нет, как мне кажется. Самый главный вопрос остается открытым — почему все это делается за мои деньги?