Литература на праздники

Литература на праздники

Вот за что я люблю праздники — сел и сиди читай себе. Изредка на прогулки, да Каркассон с Монополией отвлекись и опять читать. А после праздников так только и хватает минут 15 перед сном, пол-часа утром перед тем, как поднять детей, да шабат.
Заготовил я значит литературку на Песах, вот теперь могу поделиться прочитанным.

Скандинавские мифологии Геймана — это я вам скажу ВЕЩЬ! Ну во-первых, это первый раз со времен моей учебы в Даугавпилсском университете я взялся за всю эту историю. Но тогда была Большая и Малая Эдды, а теперь уже Гейман. Гейман чудесен. Его пересказ затягивает, веселит и морализирует отчасти, но не сильно.
Для себя я сделал несколько выводов:
— Боги много чего сделали для того, чтобы их порубили в фарш во время Рагнарока
— Великанов там вообще за людей не считают и убийство или там обман не является чем-то предосудительным. Рассизм и геноцид как есть. Правда боги пошли от великанов, поэтому напрашивается мысль о том, что у них какие-то проблемы с родителями.
— Рагнарок — есть примерно та же история, что и Потоп.

Видя красоту дочерей человеческих, сыны сильных брали [их] в жены—какая кому понравится.

В те времена, как и позже, на земле были гиганты, потому что сыны сильных входили к дочерям человеческим и те рожали от них [детей]. Это [были] богатыри—люди, име- нитые издревле.
Господь увидел, что из-за человека на земле умножается зло и что лишь к злу постоянно направлены все помыслы его сердца.

В принципе вся история с богами об этом отрывке из Торы.
— И самое интересное, что я понял: Рагнарок — это история восстания Люцифера, как она описана в христианстве, или Локи в северной мифологии. Там слишком много отсылок, как например дочь Локи, которая управляет Адом (Hel).

Я уже какое-то время понял для себя, что в катастрофах мне не интересно как умирают люди. Мне гораздо интереснее как чувствуют себя выжившие. Вот и книга «Зима, когда я вырос» про выживших. Про Амстердам в 1947ом году. И да, про евреев. Но скорее про как пытаются жить те, кто потерял близких, а сам выжил по какой-то причине. Про долгую зиму, которая все никак не закончится.
В моем понимании именно такой и должна быть книга для подростков о Катастрофе.
Автор хорош, даже я бы сказал очень хорош. Но мне кажется, что все это потому что он пишет про себя. Это он вырос той зимой 1947ого года. А такое трудно забыть. Еще труднее так написать, чтобы это была действительно подростковая литература. Как по мне, так он с этой задачей справился.

Вторая книга лучше первой. Пожалуй на этом можно и остановиться, потому что у меня уже заготовлена третья.