Как я перестал быть левым

Как я перестал быть левым

Сегодня совершенно сознательно понял, что я уже давно никаким образом не связан с левой идеологией.
Если раньше я испытывал некие уколы совести, что моя политическая позиция где-то в районе центра с уклоном вправо, то сегодня я осознал, что долгие годы был вполне себе леваком и только взросление и разочарование в общественных институтах привели меня на строго правые позиции.

Есть много путаницы по поводу того, что считать левым, а что правым.
Мне кажется я нашел для себя ответ на этот вечный вопрос. Отношения с общественными институтами — вот главная проверка на левость. Если человек считает, что общественные институты должны за него решать его личные проблемы, то это и есть левая позиция. А если человек не ожидает поддержки от общественных институтов, а сам берется за решение своих проблем, то это и есть правая позиция.
Как часто мы слышим «за наши налоги нам должны…». Да никто и ничего никому конкретно не должен. Общество ориентируется на некоего идеального члена этого общества. И тут даже не важно, сколько в обществе насчитывается этих идеальных граждан. Есть масса примеров когда меньшинство становилось этим самым идеальным гражданином, на решение чьих пробелм общество тратит больше средств. И если вы не вписываетесь в облик этого идеального гражданина, то решение ваших проблем всецело в ваших руках и никто за вас ничего решать не будет.
Важно понять, что левое — не значит социально-справедливое. Правое вполне может быть социально-справедливым, но решать это не при помощи патерналистской позиции государства, а при помощи инициативы снизу.
Поэтому собственно в вопросе о частном владении оружием расхождение во мнениях именно в доверии государству, как общественному институту. Левые утверждают, что государство должно их защитить, а правые вооружаются, потому что не верят государству.

Ну так вот, как я и говорил — я когда-то тоже любил вспоминать об уплаченных налогах и требовать какие-то дополнительные опции для себя.
Но со временем моя вера в возможности общественных институтов сошла почти на нет. И теперь я поступаю по следующему алгоритму:

  1. пробую пообщаться с представителями власти
  2. в процессе выясняю насколько много сил потребуется от меня, чтобы изменить ситуацию.
  3. если трудо- и времязатраты слишком большие, то я просто сам для себя решаю свою проблему.
  4. есть еще возможность изменить образ «идеального члена общества», но для этого нужная группа заинтересованных лиц, которая способна сподвигнуть общественный институт на подобные изменения.
  5. если такой группы нет, то возвращаемся в ответ №3

В процессе самостоятельного решения своих проблем, я могу оставаться в рамках все того же социального института, а могу и сменить его на другой.

Ну и в качестве примера, такая ситуация. В нашей школе нет кошерного питания. И я уверен, что нет никакой возможности в обозримом будущем изменить ситуацию. Даже мои дети понимают, что это невозможно. Поэтому я просто оплачиваю их обеды из кафе в синагоге. Я тщательно подсчитал все варианты и этот оказался наиболее приемлемым для меня. Я знаю, что люди с другими диетарными замороками точно так же решают свои проблемы — коробочки с едой или заказ еды в другом месте.