ежегодное

Каждый год в этот день в список утренних благословений мне хочется добавить еще одно:
Борух ато … ше ло ясани Эести Пеарабби.
([ивр.] Благословен ты … что не создал меня [эст.] главным раввином Эстонии)

Это надо быть такими антисемитами, чтобы в 16ти градусный мороз тащить евреев в лес, чтобы послушать выступления членов правительства в течении пары часов!!! Мне повезло — я не главный раввин всея Эстонии и могу спокойно отказаться от такой чести.

Ну ладно фиг с ними с неевреями. Они себе придумали забаву, пусть резвятся. А вот о чем таки хочется поговорить в очередной раз, так это об уже укоренившейся мании ставить памятники еврейским жертвам где ни попадя. Наблюдаю усиление данного процесса в Латвии и Эстонии в посление 3-4 года. Думаю, что стоит проанализировать это дело с психологической точки зрения.
В книге «Jewish refrections on death» есть хорошее эссе по поводу вины живых по отношению к усопшему. Вина чаще всего состоит в «недостаточной скорби по утрате», а проявляется наиболее наглядно в помпезности надгробий и памятников на кладбище. Еврейская традиция конкретно и четко регламентирует процесс и длительность скорби по усопшему.
7 дней родственники уподобляются мертвому — не моются, не ходят на работу, ходят босиком и сидят близко к полу.
После этого и до 30ого дня с момента смерти родственники находятся в промежуточном состоянии между нормальным образом жизни и трауром — ходят на работу, моются, но есть определенные ограничения на слушание музыки, посещение увеселительных мероприятий и т.д.
А потом в течении еще 10 месяцев ведут почти нормальный образ жизни, но с небольшими аспектами траура.
По истечении 11 месяцев со дня смерти траур прекращается полностью.

Некоторые считают, что данная рекламентация механизирует траур и удаляет дашевные переживания. Но я вижу в этом процессе намного больше сострадания по отношению к усопшему и куда как больше нормальности по отношению к скорбящим. Не остается чувства, что недоскорбел, надо бы как-то компенсировать.

Теперь, учитывая все вышесказанное, у меня вопрос к тем, кто настаивает на установке памятников по всей стране. Это внутренняя попытка что-то компенсировать? Если да, то что?

Могу допустить одну теорию:
Инициатива воздвижения памятников чаще всего исходит из светских общин. Есть одно исключение, но там я не очень понимаю зачем 🙂
Ну так вот, таким образом светская часть еврейского населения пытается компенсировать нежелание или невозможность продолжать развитие еврейской жизни в наших странах.

Память в еврейской традиции рассматривается как прогрессивное действие. Заповеди, которые мы вспоминаем на Песах «Помни рабами мы были в Египте» и «Расскажи своему сыну». Если я буду сидеть и горевать как же нам было хреново в Египте, то я не смогу выполнить вторую заповедь — у меня банально не останется времени, чтобы сделать себе сына, которому я должен буду об этом рассказать. Поэтому и память о миллионах моих братьев и сестер я рассматриваю как рассказ моим детям, которые с гордостью называют себя евреями.

This entry was originally posted at http://midbar.dreamwidth.org/333961.html. Please comment there using OpenID.