Европа и евреи

 В европейском культурном пространстве в очередной раз изменилось отношение к еврейству. 
Для Европы уже более 60 лет как не существует такого народа как еврейcкий. Нас списали в музейные экспонаты. Сегодняшней Европе удобнее тыкать где ни попадя куски камня и бетона и ехать к местам уничтожения 27ого января каждый год. Таким образом отрабатывается некий мифологезированный ритуал покаяния и очищения, что есть часть новой паневропейской религии (этакая форма диктатуры либерализма и толерантности).
Живое еврейство со всеми своими традициями и установлениями не удобно Европе. Мы не вписываемся в парадигму истребленного и исстрадавшегося народа. А именно это есть новейший тип праведного мученика за веру, перенятый из христианства. Новая религия требует, чтобы мощи были выставлены на всеобщее обозрение. Но трудно молиться руке человека, который в целом еще вполне здоровый, а руку потерял в борьбе за право жить. Вот было бы хорошо, если всех евреев согнать в одну резервацию, замариновать в формальдегиде и водить туда экскурсии. А так системная неувязочка получается.

Именно в этом кроется причина, почему в последнее время слово еврей заменяется на израильтянин. Евреи все погибли тогда в сороковых. А сейчас нет евреев — есть израильтяне. А это уже совсем другой народ с точки зрения Европы, а раз это так, то уже никаких морально-этических проблем не может возникнуть. Израильтяне унаследовали от евреев отрицательное отношение, но не благосклонность со стороны современной европейской культуры.

Процитирую Юнгера
После того как Регент проявил заботу о евреях и выделил им, согласно решениям Сидона, а также планам "Штиглиц" и "Карфаген", землю, парсы унаследовали от них бремя преследований и гонений.
только в наше время парсов надо заменить на израильтян.

Теперь я уже совсем не удивляюсь как в головах западно-европейских интеллектуалов одновременно укладываются переживания по поводу шести-миллионов-убитых-евреев и гнев относительно проклятых-израильских-окупантов. Все оказалось очень просто — это два совершенно разных объекта. Первых жаль ретроспективно, а вторых вдвойне не жаль.