Экзистенциальные особенности виртуальной войны

Экзистенциальные особенности виртуальной войны

Я честно и долго молчал по поводу того, что происходит в Израиле. Украина меня мало беспокоит, хотя новостной шум все-таки залетает иногда через открытую форточку социальных сетей. А вот то, что происходило в Израиле последние месяцы, я пытался осмыслить издалека. И мне кажется я приблизился к пониманию, которое удовлетворяет меня полностью.
Моя лента на фейсбуке делится на несколько частей в отношении Израиля:
— особо рьяные борцы с арабским засилием постят картинки, которые призваны показать звериный оскал ислама, раскрыть поттасовки в фотографировании трупов, страшные черно-красные демотиваторы и т.д. и т.п.
— умеренные правые шарят истории обычных израильтян — солдат, женщин, детей, религиозных и светских, которые погибли или как-то пострадали в этой войне.
— умереные левые пытаются рассуждать о возможностях прекращения войны. Обычно все сводится к уравниванию израильского правительства и Хамаса.
— неумеренные левые льют горькие слезы по мертвым детям Газы и винят во всем Израиль.
— неевреи, поддерживающие Израиль, постят мотиваторы на тему «Израиль, мы с тобой».
— остальные неевреи, шарят ужасы израильской агрессии, о которых почти всегда рассказывают жители стран, типа Иран, Саудовская Аравия, Сирия и другие «дружественные» государства.

И вот на фоне всего этого я пытался найти свое собственное мнение и отношение. Я не случайно упомянул Украину (куда ж без нее в наше-то время), потому что информация, прибиваемая Интернетом, настолько неправдоподобна, что воспринимаешь ее как нелепую выдумку очень больного на голову человека. Информация об Израиле тоже выглядит безумной, но я лично знаю людей, которые среди ночи сгребают детей в охапку и бегут в бомбоубежище. И я также могу себе представить ужас арабов, когда им сообщают разными способами, что надо уходить из их дома, потому что буквально через пол-часа их дома не станет. Потому что такого невозможно не бояться.
И тут я пришел к одному простому выводу, который меня долго мучал. Что меня искренне не устраивает в речах особо рьяных борцов, так это отказ называть врагов людьми. Больше 4 лет назад я рассуждал на тему отношения Европы к евреям ЕВРОПА И ЕВРЕИ. А сейчас я понял насколько я тогда был прав. И даже более того, попытка отказать врагам в праве называться людьми загоняет нас в этакий экзистенциальный тупик. Да, я считаю арабов такими же людьми как и я, и все окружающие вокруг. И именно это понимание дает мне возможность взглянуть на их действия с точки зрения равного отношения. А раз я считаю бойцов Хамаса людьми, то к ним я могу применить адекватную формулу последовательности преступления и наказания.
Достоевского я вспомнил не случайно — его знаменитое «Тварь ли я дрожащая или право имею» должно стать мерилом ответственности конкретного человека за совершенные деяния. Меня давно уже очень удивляет профессия вора. В филосовском плане — это человек, который взял на себя роль распределяющего блага в обществе. Убийца находится намного выше вора в филосовской иерархии — он взял на себя роль Б-га, решает кому жить, а кому нет. Так вот если человек принял на себя права выше человеческого уровня, то и ответственность за это должен нести соответствующего уровня.
Обратите внимание, я не сказал абсолютно ничего нового — так работает нормальное общество. Преступник направил оружие на полицейского — получил пулю в лоб.
А теперь немного пофантазируем. Ехал школьный автобус с детьми на экскурсию. Его захватили террористы, выдвигают какие-то свои требования, которые выполнить невозможно. Стреляют из окон автобуса по окружающим. Что надо сделать в данном случае? И что обычно делают? Обычно пытаются обезвредить террористов и сделать это с минимальными потерями среди детей. Ключевые слова — «минимальные потери». И вот эти ключевые слова мне лично объясняют очень многое. Газа — это тот самый пресловутый автобус, который находится в руках террористов уже не первое десятилетие. И они уже успели воспитать не одно поколение детей, которые занимают место ушедших террористов. Но все это только подтверждает тот факт, что они все — люди, которые достойны наказания за совершенные преступления. Зверей не наказывают за то, что они звери. Людей надо наказывать. Но если наказание влечет за собой потери среди мирного населения, то не остается ничего иного как воспринять это как неизбежное зло. За случайное убийство никогда не судят, если я правильно понимаю уголовный кодекс.

Еще один момент, который я пытался понять — это ожидаемая массовая ответственость моего народа. Не в первый раз, когда нас скопом обвиняют в реальных или вымышленных преступлениях одной части еврейского народа.
Я — еврей, гражданин Латвии, живу в Эстонии и мне периодически приходится «оправдываться» за действия Израиля в отношении арабского населения. А почему бы каждому мусульманину в мире не ответить за то, что творят его одноверники? Или каждому русскому не ответить за Путина? Я не против поговорить об отношениях Израиля и окружающих его соседей и довольно часто мне удается донести толику здравомыслия до людей, которые вообще не в курсе происходящего. Но я настоятельно рекомендую не начинать разговора со мной на эту тему с наездов.

И в заключении пару слов тем, кто живет в таких тихих и уютных странах как Эстония. Походу больше на этой планете нет мест, где мы будем чувствовать себя спокойно. Париж и Лондон показали это в полной мере. Мы все ответственны за ту единственную страну, которая будет бороться за нас с оружием в руках.