Что дал иудаизм мировой культуре?

Этот вопрос нынче беспокоит многих. Сложно сказать почему, но беспокоит.
У меня уже несколько лет назад сложился ответ на этот вопрос:
— НИЧЕГО!
Но за последние годы я решил немного подкорректировать этот ответ:
— НИЧЕГО, до 20ого века.

20ый век вообще выдался довольно-таки новаторским по многим вопросам, посему удивляться особо нечему. А вот все что происходило до того, по понятным причинам не давало еврейской традиции сильно влиять на окружающий мир.
Надо сказать, что тенденции были с обеих сторон — внешний мир не хотел слушать евреев, а евреи не очень-то и хотели быть услышанными вне своего мира. Но я сейчас не хочу обсуждать причины всех этих явления.

Меня интересует, что таки мы дали миру такого, чего у него не было до нас.
Даже 20ый век с его повышенной эмансипацией не смог извлечь максимум пользы из иудаизма.
В моих примерах будут только люди, не понаслышке знакомые с еврейской традицией.

Начну, пожалуй, с моего любимого Эриха Фромма. Фромм происходил из семьи, следовавшей еврейской традиции. Ну чтобы далеко не ходить, чутка цитат из википедии:

Central to Fromm’s world view was his interpretation of the Talmud, which he began studying as a young man under Rabbi J. Horowitz and later studied under Rabbi Salman Baruch Rabinkow while working towards his doctorate in sociology at the University of Heidelberg and under Nehemia Nobel and Ludwig Krause while studying in Frankfurt. Fromm’s grandfather and two great grandfathers on his father’s side were rabbis, and a great uncle on his mother’s side was a noted Talmudic scholar. However, Fromm turned away from orthodox Judaism in 1926, towards secular interpretations of scriptural ideals.

Надо сказать, что позже Фромм все-таки вернулся в религию, но уже в ту, которой он дал обоснование в своих работах на протяжении всей своей жизни — гуманистический иудаизм.
Ну так вот, возвращаясь к теме нашего разговора, Эрих Фромм дал обоснование многим психологическим аспектам через призму талмудической литературы. А уж как он великолепно совместил стремление человека вернуться в утробу матери и историю происхождения мира!

Другой пример использования еврейской традиции в мировой науке — Модальная логика обоснованная Солом Крипке.

Saul Kripke is the oldest of three children born to Dorothy K. Kripke and Rabbi Myer S. Kripke. His father was the leader of Beth El Synagogue, the only Conservative congregation in Omaha, Nebraska, while his mother wrote educational Jewish books for children. Kripke was labelled a prodigy, having taught himself Ancient Hebrew by the age of six, read the complete works of Shakespeare by nine, and mastered the works of Descartes and complex mathematical problems before finishing elementary school. He wrote his first completeness theorem in modal logic at the age of 17, and had it published a year later. After graduating from high school in 1958, Kripke attended Harvard University and graduated summa cum laude obtaining a bachelor’s degree in mathematics. During his sophomore year at Harvard, Kripke taught a graduate-level logic course at nearby MIT. Upon graduation (1962) he received a Fulbright Fellowship, and in 1963 was appointed to the Society of Fellows.

Модальная логика не просто привнесла новаторский метод оценки явлений, но и предвосхитила появление постмодернизма в западной культуре. Греки на долгие годы загнали европейскую культуру в жесткие рамки линейной логики. В то время как в еврейской литературе уже почти 2000 лет доминировал принцип модальности, западная культура получила такое понимание только во второй половине 20ого века.
Вкратце что такое модальная логика — Множество утверждений не будут противоричить, при наличии определенных условий.
Одно из самых распространенных условий, которое примиряет все споры в Талмуде — «и тот, и этот правы, потому что это слова Б-жии».

Наиболее известный и наиболее религиозный в этой компании безусловно Роберт Ауманн. Я сам с его работами не разбирался, но все в будущем.

Aumann and Maschler used Game Theory also to analyze Talmudic dilemmas. They were able to solve the mystery about the «division problem», a long-time dilemma of explaining the Talmudic rationale in dividing the heritage of a late husband to his three wives, depending on the worth of the heritage compared to its original worth

Полагаю, что список можно продолжать и дальше. Я все это к тому, что за последние 100 лет произошли процессы, которые позволили еврейской традиции высказаться во всеуслышание, а миру услышать, что хочет сказать иудаизм.
Если есть предложения по продолжению списка, буду рад почитать.