Ну я конечно многое понимаю, но даже я не настолько понятливый.
Сублиминаль пытается вещать о Катастрофе.

Очень мне это напомнила песню ВИА Металлика «Ползущая смерть«.
Как-то не чуствуется сочуствия и участия с теми проблемами. Казенно и отталкивающе, как «Список Шиндлера«.

Я уже не раз высказывал свое отношение к теме Катастрофы, но только недавно (вроде бы) понял почему мне не приятны всякого рода официоз и напыщенность по этому вопросу.
Вот ставят памятники жертвам. Наверное это хорошо, но мне так не кажется. Потому что каждый памятник — это новый гвоздь в крышку гроба нынешних галутных общин. Это своего рода отмаза. Мол, мы все что смогли — сделали, а в остальное время будем потихоньку ассимилироваться.
Или вот иная дама будет из телевизора вещать о «шести миллионах вопиющих». И так вот хочется чтобы она заткнулась. Потому что мне лично совершенно непонятно чего она этим хочет добиться.
А вот еще бывает какой-нить особо «умный» товарищ начнет проталкивать идею что нужно всех детей в мире познакомить с тем, что случилось с европейскими евреями в середине 20 века. И все это с формулировкой «они должны знать». Во-первых, кому должны? А во-вторых, почему должны знать? Я уверен, что такое «образование» не идет на пользу никому.

Со мной можно спорить и даже нужно. Возможно, я слишком циничен. Я никогда не ездил на «Марш Мира» и никогда не поеду. Уже лет 8, как я не посещаю мемориалы памяти жертв Катастрофы. Единственный, куда я хожу — даугавпилсский, потому что я своими глазами видел кости расстрелянных там обитателей гетто. Потому что действующая синагога, община — это и есть лучший памятник.