Ранний подъем по пятницам дает неожиданную пищу для размышлений.


Думаю мало кому из моих еврейских френдов выпадает счастье в реале общаться с представителями нео-панславянского язычества с уклоном в национал-социализм. Считаю, мне повезло — имею такую возможность каждый рабочий день не сходя с теплого кресла.
Ну так вот, одна из претензий к иудо-христианству (в силу того, что «христианство истинным православным было навязано жЫдами», то в дальнейшем будем руководствоваться этим определением) заключается в том, что это дескать религия рабства и подчинения своей воли некому божеству.
«Не скажу за всю Адесу» (Ц), не буду распространяться на тему христианства, потому как не сильно в теме. А вот за своих попробуем разобраться. Меня посетила слудующая логическая конструкция:
— Любое социальное явление обладает набором правил и условностей.
— Человек не может не отождествлять себя с каким-нибудь социальным явлением.
Вывод: Человек не может быть неподчиненным какому-то набору правил и условностей.

Я готов доказать примерами любое из этих двух предпосылок. Но не это есть суть нашего разговора.
Как мне кажется (из курса скандинавских эпосов), что языческие боги требуют еще большего подчинения своей силе и власти. Причинно-следственная связь в эпическом и мифологическом сознаниях достаточно явная и не требует сомнения. В то же время иудаизм со своим Б-гом без времени и пространства нарушает причинно-следственные конструкции и предоставляет выбор, либо ты позволяешь проткнуть ухо на косяке дома, либо отправляешься в свободное плавание и надеешься на то, что за этот грех ты уже получил сполна в прошлом.