На самом деле, поскольку Фридрих de facto возвел меня в ранг поверенного для особых поручений, я устраивал себе малый двор. При мне состояли Поэт, Абдул, Борон, Гийот и Рабби Соломон.

– Не хочешь же ты сказать, будто император принял ко двору иудея?

– А что такого? Его не приглашали на праздники, он не посещал мессу с императором и архиепископами. У князей всей Европы, даже и у папы состоят иудеи в медиках. Почему бы не завести еврея, сведущего в жизни испанских мавров и в обычаях восточных земель? Еще добавлю для твоего сведения, что германские принцепсы очень толерантны к евреям. Толерантнее других христианских кесарей. Как мне рассказывал Отгон, когда Эдессу захватили неверные и христианские князи в большинстве взяли на рамена крест, следуя проповеди Бернарда Клервоского (в тот раз и Фридрих принял со всеми крест), некий монах Радольф подбил паломников уничтожать всех евреев в городах, находившихся на пути. Это была кровавая бойня. И только евреи, прибегшие под защиту германского императора, сумели спасти свою жизнь: он поселил их в городе Нюрнберге.

Читаю «Баудолино» Эко. Пока что полный восторг. Это не единственное мифологическое отступление автора. Но в данном случае чрезвычайно интересен литературный ход. Этакая отсылка к будущему для тех кто понимает и своеобразная усмешка, мол мы-то знаем чем оборачивается такая любовь германских принцепсов к евреям. Да и город Нюрнберг нам памятен не меньше.
Раньше я не очень сильно обращал на это внимание, но в этом романе слишком заметно насмешливое отношение Эко к христианству в целом и в особенности к католичеству. Куда как с большим пиететом он относится к арабам и евреям.

– Но если государство в рассказе Эльдада – это царство Пресвитера, – перебил Баудолино, – значит, законы там никак не должны походить на ваши, они должны быть вроде наших законов, только гораздо лучше!

– Вот тут-то и отличаемся мы от вас, от язычников, – парировал Рабби Соломон. – Вы свободны в соблюдении вашего закона, из-за этого испортился закон, и теперь вы ищете то место, где блюдется «ваш закон, но только лучше». Мы же сохранили наш закон в неприкосновенности, поскольку в блюдении закона не свободны… В общем, имей в виду: я тоже желаю отыскать это царство, потому что не исключаю, что в нем десять наших пропащих колен и язычники живут мирно между собой, каждый на воле исполняет собственные законы, и само существование этого поразительного царства может стать примером для всех сынов Всевышнего, Благословенного Его, Творца Святого. Кроме того, скажу тебе, что желаю отыскать это царство и еще по одной причине. По свидетельству Эльдада, там бытует святой язык, тот исконный язык, который был Всевышним, Творцом Святым, благословен Он, дарован Адаму и который утерялся после возведения Вавилонской башни.

Конечно, в «Имя Розы» Эко подшучивает над традицией хранить человеческие останки в виде святынь, но это как-то скрыто. А тут он словами рабби Соломона озвучивает свое отношение к христианству в целом.