Чуствую, что теперь у меня начнется нешуточная ностальгия.

Итак, когда-то давным давно я был чрезвычайно терпим к различным проявлениям непохожести на других. Да еще и учил других быть такими же. Ни о чем не жалею и считаю, что я прошел долгосрочную школу развития национального самосознания и выработал стойкую убежденность, что иногда притеснения по тем или иным критериям прочто жизненно необходимы обществу.

Ну да все по порядку. Есть такая организация K.I.D. (Kultūra. Ietiecība. Draudzība. — Культура. Терпимость. Дружба.). Руководит ею уже долгие годы Леня Келим. Кстати, долгие годы — это 10 лет, которые исполняются в начале декабря этого года. А я какое-то время руководил даугавпилсским клоном Daugavpils Jaunatnes Attīcības Centrs (Даугавпилсский Центр Развития Молодежи). Занимались мы в основном проблемами русскоязычной молодежи. Но наши методы были несколько иные, чем у ЗаПЧЕЛ и прочих. Мы стремились к тому, чтобы русскоязычные стали частью латвийского общества и не воспримали Латвию как чужую страну. Идеалы, идеалы…

Вместе с такой серьезностью мы были жутко несерьезны. Мы веселились от души. И как оказалось наши похожения были тщательно задокументированы.

Когда всем надоело это сплетение тел, Миша выстроил всех в одну шеренгу и как закричит ВСЕМ у кого есть друзья ГОМОСЕКСУАЛИСТЫ ко мне! Из толпы робко вышел Вермут, наверна вспомнив Кейта из Малазии, и скромна смотря в пол подошел к Бешкину. Затем также робко из толпы по-одному начали выходить остальные, через какое то время все оказались у ног Мишки. Некоторое время он задавал разные вопросы и гонял нас из одной половины зала в другую, а Лёня, не теряя времени даром, заносил все это в свой черный список. Когда Бешкин начал замечать на себе злобные взгляды детей, он улыбнулся и опять разделил нас на команды. В полной тишине мы обсудили проблемы дискриминации, нарисовали супер оригинальный лэйбл на майку, что отличал бы тебя от всех остальных.

Вот ведь как мы тогда развлекались.
А вот тут

Были даже героические поступки с моей стороны
Вечер проходил внизу, в зале около столовой. Освещение было минимальным плюс свечи, обрамлявшие возвышение в глубине зала. На возвышении с завязанными глазами восседал “Отец знания”, по совместительству — Михаил Бешкин. Он так, кстати, просидел все три часа

А вот тут еще одно шоу со мной

И даже намного стриптиза