На прошлой неделе мы с нашим равом обсуждали вопрос «Можно ли стрелять по дому с детьми, откуда ведется обстрел еврейских городов?».

Я и до сих пор не знаю ответа, который бы удовлетворил меня на 100%.
Я знаю что говорит закон: «Пришедшего убить тебя, убей.»
Я знаю, что это война и на войне всегда есть жертвы и в том числе и среди мирного населения.
Но два события этого года изменили мое мнение по этому вопросу — рождение сына и смерть отца.
Хвала Всевышнему раньше я не знал что такое смерть очень близкого человека. Теперь я знаю. Поэтому мне стало сложнее решить этот ребус. Я не настолько сентиментален, чтобы жалеть незнакомых мне людей в ущерб моим близким. И такую форму сентиментов я считаю больной.
Но я думаю понял что такое смерть. И мое понимание смерти сильно расходится с пониманием тех, кто из дома с детьми запускает ракеты, зная о том, что банально подставляют этих самых детей под удар. Поэтому считаю, что это война не религиозных или политических идей, а война людей с разным пониманием смерти.