В шабат попался мне на глаза старый номер Лехаима.
Сам журнал я не очень понимаю, потому не очень и читаю. А тут полистал, нашел кое-что интересное.

Вот например, Леонид Коваль жжет глаголом еврейский национализм.
Мне вот очень интересно, сколько времени должно пройти, чтобы человек, порицающий латышский нацизм, начал искать нацизм в иудаизме? Из тех примеров, что у меня есть примерно 2-3 года.
При этом человек не стыдится своей безграмотности в вопросе.

Ну да ладно, фиг с ним, с Ковалем – пожилой уже человек, много пережил. Зато я получил возможность задуматься над тем, как мы с ним по-разному воспринимаем термин “избранность”.

Коваль (впрочем, как и заядлые антисемиты) считает, что еврейская избранность – это понижение ответсвенности и повышение привилегий. Я же считаю, что это повышение ответственности и понижение привилегий.
Единственное, что отличает господина Коваля от антисемитов – это желание, чтобы у евреев было столько же привилегий и ответственности как у всех (подход идеологов светского сионизма), а антисемиты считают так же как и я %)