Эссе Джойса “Джакомо Джойс“.
Джойс влюбил меня в свое творчество.
Он знал чем угодить местечковомму еврейскому интеллектуалу – воспеть красоту еврейских женщин.
Выточенная и вызревшая: выточенная резцом внутрисемейных браков, вызревшая в оранжерейной  уединенности  своего  народа.

А вот после этого, я окончательно сдался:
Оперировали.  Нож  хирурга  проник  в  ее внутренности и отдернулся, оставив свежую рваную рану  в  ее  животе.  Я  вижу глубокие  темные  страдальческие  глаза,  красивые,  как  глаза антилопы. Страшная рана! Похотливый бог!
      И снова в своем кресле у окна, счастливые слова на устах, счастливый  смех.  Птичка  щебечет   после   бури,   счастлива, глупенькая,  что  упорхнула  из  когтей  припадочного владыки и жизнедавца, щебечет счастливо, щебечет и счастливо чирикает.

За такое отношение к Б-гу я готов простить ему даже “глаза антилопы”.
Впервые за очень долгое время получил такое удовольствие от чтения.

Теперь к новым вершинам – Улисс ждет своего часа.