antidos раззадорил и я тоже напишу про еврейскую кухню.
Мне в жизни повезло во многом и в том, что касается еврейских штучек в особенности.
Для меня не является открытием, что имя Сева  может быть еще и женским (да-да у меня две тети и обеих совут Севами). Вообще с еврейскими именами у меня нет проблем, потому что люди с такими именами были моими родственниками и знакомыми моей семьи.
Вот и касательно еврейской кухни для меня не являются загадочными названия гефилте-фиш, эсик-флейш, тейглах и кнейдлах. Бабушка Броня (папина мама) на каждый праздник готовила горы еды и все с такими замудреными названиями. Бабушка Нина готовила еврейские блюда реже, но не менее вкусно. Мама научилась делать фаршированную рыбу так как это делала бабушка Броня, потому что надо укладывать фарш в кости, а не запихивать в чулок рыбьей шкуры (этот вариант в моей семье всегда назывался по-русски). Я знаю, что это религиозный спор как надо правильно делать гефилте фиш, но самое главное, что рыба ГЕФИЛТЕ, потому и клецки лепятся только детям. Ну и заключение этой темы, моя жена делает рыбу фиш также как и моя мама, потому как научилась у нее. Так оно и работает в нашей семье – невестка учится у свекрови.
Цимес – сука вкусный. А если туда еще и шейку положить, то ваще лепота. Цимес в нашей семье только средний брат не ест. Мы иногда готовим, по большим праздникам, потому как долго это.
Фаршмак – тут не меньще споров чем с фаршированной рыбой, а может даже и больше. Яблоки не кладу, зато немного сметаны добавляю.
По мнению моей жены еврейскую ашкуназскую кухню определяют две вещи – ооочень долгая готовка и/или ооогромное количество лука.
Про сладкое по понятным причинам релевантно только первое.
Ну так вот, тейглах – это во сто крат круче чем даже цимес. Я до сих пор не разгадал тайну, почему нельзя шуметь в доме, когда на кухне варятся тейглах. По-моему это как-то связано с каббалой, не иначе. Потому что каким образом звук может повлиять на качество фиг из теста, которые варятся в меду, я никак не пойму.
как вы понимаете – это лишь очень маленькая часть того изобилия, к которому я привык с детства и сейчас иногда себя балую