Камю про марксизм Основные черты марксистской схемы общеизвестны. Вслед за Адамом Смитом и Рикардо Маркс определяет стоимость любого товара количеством труда, который его произвел. Количество труда, проданное пролетарием капиталисту, само является товаром, стоимость которого определяется количеством труда, необходимого для воспроизводства, то есть для поддержания жизни пролетария. Приобретая этот товара капиталист обязуется назначить за него плату, достаточную для того, чтобы тот, кто его продает, то есть трудящийся, смог прокормиться и хоть как-то просуществовать. Но одновременно капиталист получает право заставить рабочего трудиться столько времени,
сколько тот сможет. А может он куда больше, чем ему необходимо для поддержания жизни. Если при двенадцатичасовом рабочем дне половина времени уходит на покрытие нужд рабочего, то остальные шесть часов он трудится бесплатно, создавая прибавочную стоимость, составляющую доход капиталиста. Стало быть, интересы предпринимателя сводятся к тому, чтобы максимально
увеличить продолжительность рабочего дня, а если это уже невозможно — повысить нормы выработки. Выполнение первого требования зависит от жестокости работодателя и от полицейского произвола. Второе решается организацией труда. Она ведет сначала к его разделению, а затем к применению машины, которая обесчеловечивает рабочего. Кроме того, борьба за внешние
рынки и необходимость все больших капиталовложений в новое оборудование способствуют концентрации и аккумуляции производства. Сначала мелкие предприятия поглощаются более крупными, которые в состоянии, например, в целях конкуренции дольше поддерживать убыточные цены. Затем все большая и большая часть прибыли вкладывается в новые машины и аккумулируется в
постоянном капитале. Это движение, с одной стороны, ускоряет разорение средних классов, пополняющих ряды пролетариата, а с другой — сосредоточивает в руках немногих богатства, созданные исключительно пролетариями. Таким образом, численность пролетариата возрастает по мере возрастания его нищеты. Капитал сосредоточивается в руках нескольких хозяев,
чье растущее могущество основано на краже. Сотрясаемые беспрестанными кризисами, измученные противоречиями собственной системы, эти хозяева уже не могут обеспечить прожиточный минимум своим рабам, попадающим в зависимость от частной или общественной благотворительности. И вот неизбежно наступает день, когда огромная армия угнетенных бросает вызов кучке презренных предпринимателей. Это и есть день революции. “Гибель буржуазии и победа пролетариата одинаково неизбежны”

Как все-таки все перемешалось в нашем мире! Если следовать логике Маркса, то правые партии должны стремиться к понижению стоимости труда пролетариата. Способов тут может буть несколько. Как пример, увеличение колличества рабочих часов и повышение квот выработки. Но сегодня этот вариант уже не прокатит. Остается повысить востребованность в работе через увеличение предложения рабочих рук. В силу невысокой рождательной способности и желания в современной западном мире естественный прирост населения маловероятен, то остается завозить рабочие руки из стран третьего мира.
Итак, становится очевидным тот факт, что социалистам должен быть чрезвычайно невыгодно завоз дополнительной рабочей силы, как аспект понижающий цену работы целевой группы (пролетариата). А вот капиталистам наоборот должен быть выгоден этот вариант решения проблемы неудержимого удорожания рабочей силы.
Что мы видим в современной политической жизни? Люди, называющие себя правыми пытаются активно противостоять ввозу иностранной рабочей силы, а левые выступают как раз таки за. Я могу это объяснить, но принять это трудно. Сегодня политическая мысль сильно оторвана от экономических мотивов и сконцентрирована в большей степени на национальных аспектах. Проблема как обычно в терминологии. Используя несовместимые названия для политических течений, такие как национал-социализм и либерал-демократы, политики заранее обманывают избирателей. Ну а это уже малоудивительно, к сожалению.