А. Камю “Человек бунтующий

“Строго говоря, фашистские перевороты XX века не заслуживают названия революций. Им не хватало универсальных притязаний. Разумеется, и Гитлер, и Муссолини стремились к созданию империй, а идеологи национал-социализма недвусмысленно высказывались о планах мирового господства. Их отличие от теоретиков классического революционного движения состояло в том, что они избрали и обоготворили иррациональную часть нигилистического наследия, отказавшись обожествить разум. И тем самым отреклись от универсальных притязаний “
(ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕРРОРИЗМ И ИРРАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕРРОР)

В Англии XIX века со всеми ее страданиями и страшной нищетой, обусловленными переходом от земельного капитала к промышленному, у Маркса
было достаточно материала для впечатляющей критики ранней стадии капитализма. Что же касается социализма, то здесь он мог опираться лишь на уроки французских революций, во многом, кстати, расходящиеся с его собственным учением, и был вынужден говорить о нем лишь отвлеченно и в будущем времени. Неудивительно поэтому, что в его учении вполне законный критический метод уживается с весьма спорным утопическим мессианством. Беда в том, что этот критический метод, по определению применимый только к реальной действительности, все более и более расходился с фактами по мере того, как хотел сохранить верность мессианству.
(ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕРРОРИЗМ И РАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕРРОР)

“Чтобы распространиться по всему Средиземноморью, христианству пришлось эллинизироваться и тем самым придать своему учению известную гибкость. Но именно благодаря христианству в античный мир были введены два дотоле не связанных между собой понятия — история и возмездие. Идея посредничества роднит христианство с греческой мыслью. Понятие историчности, которое мы найдем потом в немецкой идеологии, связывает его с иудаизмом.”
(Буржуазные пророчества).

Камю делает весьма парадоксальные выводы. Социализм имеет много больше общего с христианством, нежели нацизм. Даже не смотря на последовательный атеизм первого и псевдо-религиозность второго. Нацизм был ограничен рамками одного народа и не предусматривал привлечения новых членов из других народов/рас. Социализм лишен национальных границ и претендует на покорение умов людей вне зависимости от внешних признаков.

Немного выводов от меня. Иудаизм не способен (да и не хочет) стать глобальной мессианской религией. У иудаизм нет универсальных притязаний также как и у нацизма. Думаю, что нацизм мог рассматривать иудаизм как конкурента на богоизбранность. Нацистская идеология постоянно постулирует особую роль и богоизбранность немецкого народа. Понятно, что две идеологии такого масштаба не могут ужиться в рамках одной территориальной единицы. При этом христианство, не являясь прямым конкурентом нацизма по выше объявленным причинам, не подвергается вытеснению в массовом порядке, как это происходит в соц.лагере. А социализм видит врага в любой религии, т.к. она уводит человека из социума и противоречит обожествлению человека, как высшей ценности в мире.