Ну как вы поняли, теперь пока я не дочитаю дневники Кафки, я не успокоюсь и буду вас мучить всякими измышлениями.

Много уже обсуждалось о пользе и вреде образа жизни озвученного Гордоном “Дома еврей, человек на улице”. Если отбросить на время метафизические предположения, типа “Всевышний покарал за отход от традиций”, и посмотреть на это дело с социально-бытовой точки зрения, то получается примерно такая картина.


Примем за основу постулат о перманентности антисемитизма. В таком случае получается что европейские крупные народы в массовом порядке негативно относятся к евреям.
Это отношение можно определить в двух вариантах – западно-европейский (или псевдонаучный) и восточно-европейский (бытовой). Каждый из вариантов обусловлен бытом евреев обычным для конца 19 – начала 20 веков в той или иной части Европы.
1. Западно-европейский вариант антисемитизма.
Эмансипация малых народов, начавшая в начале 19 века коснулась и еврейской общины. Получив название Хаскала, в конце 19 века перевоплащается в национальное движение сионизм (светского разлива). Происходит постепенная подмена религии на культуру (театр, литература и т.д.). В результате, евреи не только внешне, но и культурно все больше сливаются с остальными народами. Попытки укрепления национального сознания не ведут к серьезным и качественным изменениям в еврейских общинах. Стоит отметить также, что при некоторых послаблениях, религионые общины достаточно строго контролируют общественную жизнь. Кафка приводит описание некоего светского еврейского действия, которое должно получить одобрение не только полиции, но и религиозной общины. Постепенно формируется новый класс евреев Западной Европы.
2. Восточно-европейский вариант.
Доминирующая ортодоксия не дает других возможностей применения еврейскости кроме религиозного образа жизни. В некоторых аспектах это несет позитивный заряд и способствует сохранению общин в законсервированном виде, но очевидно что в борьбе с новыми веяниями существующая система сильно проигрывает. В качестве примера, друг Кафки Леви учился в ешиве в Польше. По его рассказам там собиралась молодая еврейская поросль из ортодоксальных семей и в перерывах между Талмудом обсуждали разные революционные вопросы. Теперь становится ясно почему такая толпа революционных деятелей вышла из ешив. Но главная особенность ортодоксального иудаизма заключается в отличительном внешнем виде восточных евреев.

В результате я вижу два разных антисемитизма, основанных на внешнем виде евреев. Отличие восточных евреев настолько очевидно, что придумывание разных теорий заговоров не укладывается в благодатную почву. Простому польскому крестянину не понятно как этот еврей в шляпе и с пейсами может управлять на уровне мирового господства. А вот в той среде, где евреи не отличимы от остальных, теории заговоров процветают. Поэтому и антисемитизм в восточной Европе более бытой и не изощренный. В то время как в западной приходилось изобретать серьезные доводу в пользу теории о еврейском господстве. А с укреплением веры в науку появляются и псевдо-научные изыскания о том как отличить еврея от, скажем, немца.